Телефоны +7 (499) 121-2521

+7 (495) 749-1059



+7 (495) 509-3009

Главная / Игры в классики
Замерщик

Бесплатный выезд замерщика

Вызов замерщика
Калькулятор 

Он-лайн расчет стоимости шкафа

Подробнее
Скидки

Узнать о текущих акциях

Подробнее
wvef.org
спасибо ivideosoft.com

Конец века -- это всегда время итогов. А попытка их подвести обычно приводит к тому, что все лучшее становится снова актуальным. Может, поэтому в конце века в интерьерах обычно воцаряется эклектика -- смешение всех стилей. Что же говорить о конце миллениума? Это эклектика в квадрате. По крайней мере в квадрате нашей комнаты. Мебель, которую мы покупаем сегодня, несет в себе явные черты прошлого -- и давнего, и только что минувшего.

Вообще в том, что касается архитектуры и интерьера, человечество с самой древности охотно пользовалось наработками своих предшественников, не заботясь об их авторских правах. Римляне повторяли греков, классицисты обращались к античности, древним культурам Византии, Египта, Китая, мешая их по своему вкусу и добавляя что-нибудь от себя.
ХХ век в этой области как раз, наверное, был самым революционным — все-таки назвать дом "машиной для жилья" раньше никому не приходило в голову. Хотя тоже как посмотреть: ведь идея функциональности, которая маниакально владеет дизайнерами со времен Баухауза, была не чужда и homo sapiens, недавно поменявшему коммунальную пещеру на отдельное жилье. Он не задумывался о форме лавки, которую вытесывал из дерева, — только об удобстве, которое должно было из этой формы проистекать. В общем, подходил к вопросу довольно современно, хотя и не знал слова "дизайн". Оно, кстати, как раз родилось в нашем веке для определения особого вида творчества, находящегося на стыке художества и конструирования.
Лет 100 назад легко было провести границу между классикой и современностью, то есть модерном — последним большим стилем в истории. Он был мимолетен и быстро перешел в раздел классики, который вскоре пополнили и авангардные штуковины, поначалу шокировавшие публику своей непривычностью. К концу века традиция и авангард напрочь перепутались. Нынешние дизайнеры экспериментируют со стилями: ампирная форма выполняется в конструктивистском стекле или пластике, а какой-нибудь шезлонг Корбюзье вдруг оказывается уютно-плетеным. В общем, играем "в классики".
Канули в лету спокойные времена, когда один стиль неспешно сменял другой. Ускорение сказалось и тут: мебельная мода ничуть не постояннее одежной, которая с головокружительной быстротой вводит и отменяет шпильки и платформы, мини и макси. Но если менять туалеты дело несложное и приятное, то с обстановкой не все так просто.
Остается только повторить за знаменитым эстетом: "Стиль — это человек" — и устроиться так, чтобы было комфортно и уютно безо всякой оглядки на моду. Ампир, ар нуво, конструктивизм — выбирай на вкус, все вполне современно. Тем более что постмодернизм, пока еще живой вопреки всем объявлениям о его смерти, по-прежнему строит новое из элементов старого. И единственное, что важно, — это не быть серьезным, а быть, наоборот, веселым.
В историю вошел анекдотичный разговор между заказчиком и архитектором особняка на Воздвиженке, который мы называем Домом дружбы. Архитектор спросил, в каком стиле строить. Хозяин же ответил: "Во всех — у меня на все денег хватит". Тогда в Москве конца прошлого века этот домик считался образцом дурновкусия. Со временем к нему не просто привыкли, но и оценили за красоту. Теперь, по прошествии ста лет, ясно, что заказчик был глубоко прав. Главное, чтобы хватило денег на классного дизайнера, способного соединить прошлое и настоящее для вашего счастливого будущего.

Отец и дед Гюнтера Ламберта, владельца одноименной фирмы, были старьевщиками, и, когда он в 60-х получил в наследство лавочку, друзья смеялись: кому в космическую эпоху нужен хлам? А он не только хлам сохранил, но и преумножил. В чем и преуспел: технический прогресс ничего не изменил в отношении человека к вещам — мы любим их за историю, которая за ними стоит, за воспоминания и ассоциации, которые они у нас вызывают. Многие предметы из коллекции Gunther Lambert прямо указывают на страну, эпоху или личность, послужившую источником вдохновения для дизайнера: кресло "Фред Астор", оттоманка "Ава Гарднер", люстра La Scala... Они отлично вписываются практически в любой интерьер — классический, современный или, например, кантри. (Салон "Фабрика VIP")

Итальянская фирма Selva выпускает мебель, линии которой близки к музейным образцам. Коллекция Creativ, например, включает барочные комоды и консоли, шкафы в стиле бидермайер, стулья и бюро в стиле Марии-Терезы. Роскошные ткани, ценные породы дерева, вручную доведенные до зеркального блеска или благородной антикварной патины, украшенные золотом с бронзой или инкрустацией, — все это классически богато. При этом мебель сохраняет человеческое измерение — остается уютной и удобной. (Салон "Анса-М")

Американская фирма Baker знаменита репродукциями старинной антикварной мебели и современными коллекциями, несущими на себе отпечаток классики. Например, Barbara Barry Collection, названная по имени дизайнера из Лос-Анджелеса Барбары Бэрри. "Я отношусь к мебели как к собственному гардеробу, — говорит она. — Моя одежда подобрана по цвету так, что я могу собраться в темноте или с закрытыми глазами". То же самое касается и мебели, отлично сочетающейся друг с другом, хотя в ней можно обнаружить черты английской классики XIX века, ар деко 20-х и французского модернизма 40-х годов нашего столетия. Комната, обставленная в каком-то одном стиле, — это скучно", — считает Бэрри. В Голливуде с ней согласны — в Беверли-Хиллз эта мебель очень популярна. В Москве она есть в салоне Baker

Новая коллекция Archetype от американской фирмы MсGuire, знаменитой своей плетеной мебелью, создана известным дизайнером Майклом Вандербилом, большим поклонником ар деко. Тиковое дерево, алюминий и нейлон составляют группу мебели, которую можно поставить как в саду, так и в помещении — она смотрится стильно везде. (Салон Baker)

Дизайнеры голландской фирмы arX Маруска Мец и Ян де Буфри — люди веселые, поиграть любят. Особенно с классикой. И это позиция принципиальная. Вот что говорит Ян де Буфри о своей мебели: "Я принципиально не хочу бежать впереди паровоза. Я с большей любовью придумываю, например, простые, деревянные, основательные столы и надеюсь, что моя мебель и через сто лет будет удобной и нужной. Кресло останется креслом, а не модной штукой на колесиках. Мода приходит и уходит, стиль остается". (Мебель arX — салон "Фабрика VIP")

Английская фирма Andrew Martin по-английски привержена традициям. То есть выпускает вещи традиционные, но с большим английским юмором. (Фирма English Interiors)

Эскизы серии Ulrich от фирмы Matteograssi сделаны классиком итальянской архитектуры Гвильельмо Ульрихом в 30-40-е годы, но мебель выглядит сегодня вполне современно. ("САВВА Евродизайн)

Фирма Artek была создана самым знаменитым финским архитектором Алваром Аальто. И сейчас тут выпускают мебель по его чертежам. ("Финская мебель")

Итальянская фирма Alivar представляет работы Ле Корбюзье, Миса ван дер Роэ, Фрэнка Ллойда Райта и других великих. По-прежнему удобно, красиво и авангардно. ("САВВА Евродизайн)

Австрийская фирма Wittmann знаменита уже больше ста лет. Ее кожаная мебель, выпущенная полвека назад, сегодня не только исправно служит своим хозяевам, но и растет в цене, что доказывают специальные аукционы продукции Wittmann 30-х, 40-х и 50-х годов. Качество не стареет (большая часть операций на фабрике и сегодня выполняется вручную, после того как компьютер рассчитывает все параметры эргономики), а элегантный дизайн не выходит из моды. Новые модели для фирмы разработаны такими мировыми звездами, как Паоло Пива. "Золотая" коллекция — серия Joseph Hoffmann Recreation по эскизам архитектора Йозефа Хофмана (1870-1956), прославленного создателя венской школы. По признанию экспертов, чистоте линий и актуальности форм этой мебели может позавидовать любой современный художник. (Салон "Фабрика VIP")

По материалам журнала "Домовой". Марина Каминарская